11 декабря
2018
вторник
Информационный Портал Сибири
 




Афиша городов Сибири

БарнаулБарнаул
КемеровоКемерово
НовокузнецкНовокузнецк
НовосибирскНовосибирск
ОмскОмск
ТомскТомск


Подробности:

Театр
Кино
Изо
Литература
Музыка
Персоны
все рубрики >>
последние статьи >>
полный список статей >>
статьи категории Литература >>

Оркестр, омываемый жизнью

Музыкант новосибирского симфонического оркестра Сергей Кручинин издал роман «Дирижёр из провинции», посвященный маэстро Арнольду Кацу.

29.01.2010
Категория: Литература

В прошлом году к 85-летию Арнольда Каца в Новосибирске были установлены две мемориальные доски: на доме, где он жил, и в филармонии, где он работал. Музыкант и писатель Сергей Кручинин сделал свое посвящение. «Приношение Арнольду Кацу – народному артисту СССР» – написал он на титульном листе книги «Дирижёр из провинции», которую издал на собственные средства.

Автор повестей о музыке и музыкантах «Несчастный Манин», «Violino», «Царица Тамарка» и книги очерков «Наедине с оркестром» сорок лет служил альтистом в Новосибирском академическом симфоническом оркестре. Оттуда ушел на пенсию, по сей день оставаясь заведующим филармоническим музеем. Замысел «Дирижёра из провинции» возник после смерти художественного руководителя оркестра Арнольда Каца в 2007-м и был реализован через два года. Последняя точка в рукописи поставлена 19 августа 2009-го. В конце осени книга появилась в продаже.

Практически полностью потеряв зрение, автор сохранил цепкую юношескую память. Она выхватывает из прошлого ценные факты и события, которые слагаются в историю жизни выдающегося человека, преобразовываясь в художественную реальность. В «Дирижёре из провинции» лица даны крупным планом, взмах дирижерской палочки заставляет вибрировать воздух, в оркестре слышны шепот, робкое дыханье, ропот, сердитое сопение, скрип стульев, шуршание партитур, но вот камера отъезжает и дирижёр, стоя на подиуме, оглядывает оркестр сверху. И тогда начинается музыка. Чайковский, Глинка, Рахманинов, Шостакович…

Начало 80-х прошлого века. В главном герое «Дирижёра из провинции» Марке Матвеевиче Горе легко прочитываются черты маэстро Каца, а в сибирском городке Новоникольске (который в рукописи сначала был иронически назван Звездноярском) узнается заштатный Новосибирск. Иногородние читатели не станут проводить никаких параллелей и воспримут роман «Дирижёр из провинции» как историю Художника вообще, а ты читаешь эту соленую прозу с вкраплениями округлых женских прелестей, пряных шуток, ядреных мужских намеков, пересыпанную ехидными пикировками, кулуарными хохмами и музыкальными анекдотами, – и вспоминаешь маэстро, атмосферу вокруг него, его своеобразный юмор, манеру общаться с людьми и задирать ближних. К чести автора, он обладает мерой художественного вкуса и знает границу, за которой маячит скабрезность. Намеренно уходит от смакования любовных утех, останавливаясь там, где какой-нибудь столичный мягкообложечный беллетрист только начал бы свой разбег. Кручинин жертвует интригой и сюжетом ради масштаба личности, талантливой и в творчестве, и в любви, и в решении задач, совершенно далеких от того и другого.

Герой романа «Дирижёр из провинции» обладает редкой особенностью, совершенно не свойственной художнику. Ходят легенды о том, как его прототип выбивал для оркестрантов квартиры, пособия, зарплаты, надбавки. Одна из них растиражирована в десятке СМИ, в том числе в газете «Культура»: в полуразрушенном общежитии, где жили музыканты со своими семьями, Кац устроил образцово-показательные выступления с воскресной репетицией оркестрантов и воплями их детишек, и руководство обкома, став свидетелем безобразия, в тот же день приняло решение обеспечить нуждающихся квартирами.

Нечто подобное, но с еще большей долей озорства Сергей Кручинин описывает в романе «Дирижёр из провинции». Автор отмечает в Марке Горе «охотничий азарт», с коим он распахивал двери кабинетов госкульта, минкульта и прочих культов, добиваясь лучшей жизни для своего оркестра. Более того – Гор, утрясая вопросы с жильем, носится с утопической идеей строительства концертного зала, и чиновники крутят пальцем у виска. В ответ на его фантазии дружественный партийный деятель резюмирует, вполне в манере собеседника: «Ты как баба, не слезешь, пока своего не добьёшься». Он и добивался, пользуясь своей неиссякаемой харизмой. Проза Кручинина, в духе характера Гора, динамична и энергична, остроумна и упруга. «Озорная поэма» – так можно определить стиль жизни Марка Гора и такой подзаголовок Сергей Кручинин дал своему творению. Но когда повседневные подробности перевешивают, «Дирижёр из провинции» приближается к беллетризированной очеркистике. Можно назвать его и производственным романом, против чего автор не возражает, соглашаясь с аллюзиями на американского Артура Хейли и советского Илью Штермлера.

Но музыкальное производство вообще-то затрагивает высокие сферы, и здесь Сергею Кручинину удалось соединить несоединимое, как если бы из быта, из кухонных кипений, бульканий, посвистов и позвякиваний вдруг родился вальс. Озорная поэма? Да: он «любил легкие, теплые отношения, чего в музыке не терпел вовсе». Самые поэтические страницы романа «Дирижёр из провинции» посвящены взаимоотношениям Марка Гора с музыкой. Человек сугубо земной, бесцеремонный, желчный, дерзкий, неуравновешенный, взрывной, циничный, легкомысленный в мелочах, он мыслил категориями музыки, а его оркестр был коллективом, с которым «он мог производить самые дерзкие свои творческие эксперименты».

Дирижёр из провинции и провинциальный дирижёр – в интерпретации Сергея Кручинина это не одно и то же, а диаметрально противоположные понятия. Через всю книгу проходит мысль: чтобы добиться значительных художественных результатов, дирижёру в провинции требуется гораздо больше сил, мужества и таланта, чем дирижёру в столице. Москва и Сибирь противопоставлены как процветающее государство и его сырьевой придаток; «Москва – это город, омываемый жизнью», Новоникольск – периферия, жадно хватающая отголоски этой жизни. Да что Москва – Вена, а за ней – Израиль, вот куда устремляются лучшие люди Советского Союза и вот что горячо и рьяно обсуждают герои романа «Дирижёр из провинции». Марк Гор – на пересечении этих путей, но позиция его определена раз и навсегда.

Правда, однажды и его охватили сомнения: «Если сейчас он не распрощается с коллективом, то будет обречён до конца дней оставаться дирижёром из провинции». Но сила его мировоззрения в том, что именно здесь, в Сибири, он видит перспективу творческого созидания, смысл своей деятельности и смысл жизни вообще. Эта тема особенно актуальна для Новосибирска, который называют не только сибирским Чикаго, но и городом на чемоданах, воспринимают как перевалочный пункт и используют как стартовую площадку. Сюда съезжаются со всех континентов и не задерживаются надолго. Город, насквозь продуваемый ветрами, даже коренным жителям не становится родиной на всю жизнь.

Но был такой дирижёр, который после окончания ленинградской консерватории приехал в Новосибирск и создал с нуля симфонический оркестр. И не отправил его в свободное плавание, не сбежал в места обетованные, не передал в «надежные руки», но остался с родным коллективом до самой смерти. Этот уникальный человек дал вдохновение автору, это духовное родство определило его интонацию, этот объем впечатлений обеспечил вес роману. Вот поэтому-то, как ни настаивает Сергей Кручинин на необходимость абстрагироваться от Арнольда Каца и воспринимать Марка Гора как выдуманный персонаж, действующий в выдуманных обстоятельствах, это невозможно для тех, кто его знал. Впрочем, подобное восприятие неизменно ждет литературного героя, если ему удалось совершить в жизни нечто большее, чем обычным людям. И это радостное узнавание – доказательство жизни, которая пульсирует в книге.

Яна Колесинская

Читать по теме:

Проза.ру

Сергей Кручинин: «Мы слышим, как движется время»

Излучение личности
29.01.2010

5. Soroka_beloboka | 09.02.2010 08:54
Спасибо, что пишите о книгах изданых в Новосибирске. Я думаю это очень важно особенно когда издательства загитбаются, но находятся одержимые своей идеей творцы, которые делают свое дело несмотря ни на что!

4. И. Коростелева | 07.02.2010 18:44
Книга продается в филармонии перед концертами.

3. K. Ivanov | 31.01.2010 20:21
Кац был великим человеком. Были с ним эти события описаные в книге или нет, не так уж важно. Главное, писателю удалось сздать образ выдающегося дирижера. Так что же получается, издал на собственые средства? А как же филармония, культурные власти, департамент. почему не помогли? Неужели и правда Новосибирск провинция и греби из последних сил? А в чем тогда функция департамента культуры? Помогать или препятсвовать? Получается, отдельные люди, одержимый возвышенной идеей писатель обречены сохранять культуру собствеными силами не надеясь ни на какую помощь. не говоря уже о том что у нас даже понятия не имеют о меценатах.

2. Анна | 30.01.2010 08:38
Поздравляю от души Серегя Ивановича Кручинина с выходом новой книги! Воистину кроме него никто бы не написал.

1. АБС | 29.01.2010 14:45
Невероятно! Вы кажется единственое издание, кто написал эксклюзивный материал о прекрасной книге Сергей Кручинина а не тупо передул пресрелиз. Я не со всеми суждениями здесь согласен но в общем как говрится и целом я согласен. Очень интересные наблюдения на тему провинции и если книжнгая рецензия должна соответствовать духу описываемого произведения то это здесь удалось, получилось без пафоса и в то же время возвышенно. Книгу я прочел и всем рекомендукю. Хотя почему всем? Любительницам дамского чтива она и вправду не подойдет. А вот те кто любит музыку вне зависимости были знакомы с Арнольдом Кацом или нет читайте обязательно!

Коды для форматирования текста:

[b] текст [/b] - полужирный
[i] текст [/i] - курсив
[u] текст [/u] - подчеркивание
(при желании)


ближайшие праздники

22.12 - День Энергетика
1.01 - Новый Год
7.01 - Рождество Христово
13.01 - День Российской Печати
25.01 - День Студента
8.02 - День Российской Науки

сервис знакомств

Я
Ищу
От  до  лет
Место жительства:
 c фотографией
 сейчас на сайте

заполнить анкету
© OOO "СибирьИнфо" 2006 г.